Уступчивые законы КНР: в чем ошибается Константин Тюрьмин?

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedInPrint this pageEmail this to someone

Константин Тюрьмин (из West Union) написал статью о китайском законодательстве в Магазете. К сожалению, далеко не все в этой статье правда: многие утверждения – ошибочны и основаны или на незнании, или на неправильном понимании китайского законодательства. Я остановлюсь на нескольких утверждениях Константина, которые стоит подробно прокомментировать.

№ 1: Закон КНР «О труде» или Закон КНР «О трудовом договоре»?

Константин пишет:

Здесь Константин перепутал Закон КНР «О труде» и Закон КНР «О трудовом договоре».

Нет в Законе КНР «О труде» такого положения, которое обязывало бы работодателя заключить с работником трудовой договор в течение 1 месяца со дня возникновения трудовых отношений. Закон КНР «О труде» 1994 г. говорит только о том, что при установлении трудовых отношений должен быть заключен трудовой договор (статья 16), не уточняя ни точного срока заключения трудового договора, ни предусматривая существенных последствий для работодателя за незаключение трудового договора (только возмещение вреда, причиненного работнику в результате незаключения трудового договора).

Совсем другое дело – Закон КНР «О трудовом договоре», вступивший в силу с 1 января 2008 г. В соответствии со статьей 10 этого закона работодатель обязан заключить с работником трудовой договор в письменной форме не позднее чем по истечению одного месяца со дня возникновения трудовых отношений.

Что будет, если трудовой договор не будет заключен в срок? Начиная со второго месяца работы и до истечения первого года работы без заключенного трудового договора, работник может потребовать от работодателя выплаты заработной платы в двойном размере. Через год работник, с которым не был заключен трудовой договор, вправе потребовать от работодателя заключения бессрочного трудового договора.

№ 2: Минимальный уставный капитал для заключения трудового договора? No way.

Константин пишет:

На самом деле ровно наоборот: китайское законодательство обязывает все компании, товарищества, индивидуальные частные предприятия заключать трудовые договоры. Никакого ограничения, запрещающего заключение трудовых договоров компаниями с уставным капиталом менее 500 000 юаней, не существует.

Откуда взялась эта сумма – 500 000 юаней уставного капитала? Скорее всего, из статьи 57 Закон КНР «О трудовом договоре», которая устанавливает требования к компаниям, занимающимся предоставлением заемного персонала. Чтобы заниматься предоставлять заемный персонал, действительно, нужно зарегистрировать компанию с уставным капиталом не менее 500 000 юаней жэньминьби (а с 1 июля 2013 г. сумма минимального уставного капитала повышается до 2 000 000 юаней жэньминьби и вводится лицензирование аутстаффинговых агентств).

Но большой уставный капитал необходим, если компания специально создается для оказания услуг по предоставлению заемного персонала другим работодателям. Если компания ведет обычную торговую или производственную деятельность, она сама принимает сотрудников на работу и заключает с ними трудовые договоры.

№ 3: Защита товарного знака – ничего необычного.

Константин пишет:

Правовая охрана в КНР предоставляется товарным знакам, зарегистрированным в КНР. То есть, если товарный знак зарегистрирован в КНР, то в соответствии с Законом «О товарным знаках» у правообладателя есть все права на товарный знак и все возможности их защитить. Степень известности товарного знака среди соответствующего сегмента общества в этом случае не будет иметь значения.

Если товарный знак в КНР не зарегистрирован, но при этом широко известен, то правообладатель может добиться признания этого товарного знака в качестве общеизвестного. Если товарный знак соответствует условиям признания в качестве общеизвестного, то правовая охрана в КНР ему будет предоставлена вне зависимости от наличия или отсутствия регистрации. Степень известности в этом случае – одно из условий признания товарного знака общеизвестным.

Аналогичное правило существует и в России (ст. 1508 ГК РФ, товарный знак должен быть широко известен в РФ среди соответствующих потребителей в отношении товаров заявителя). В США при рассмотрении одного достаточно известного дела Grupo Gigante SA De CV v. Dallo & Co., Inc суд также исходил из необходимости подтвердить известность иностранного товарного знака среди покупателей в США (In addition, where the mark has not before been used in the American market, the court must be satisfied, by a preponderance of the evidence, that a substantial percentage of consumers in the relevant American market is familiar with the foreign mark).

КНР, Россию и США объединяет то, что все эти страны (и еще 170 других стран) являются участниками Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Как сказано в статье 6-bis конвенции:

Страны Союза обязуются или по инициативе администрации, если это допускается законодательством данной страны, или по ходатайству заинтересованного лица отклонять или признавать недействительной регистрацию и запрещать применение товарного знака, представляющего собой воспроизведение, имитацию или перевод другого знака, способные вызвать смешение со знаком, который по определению компетентного органа страны регистрации или страны применения уже является в этой стране общеизвестным в качестве знака лица, пользующегося преимуществами настоящей Конвенции, и используется для идентичных или подобных продуктов. Это положение распространяется и на те случаи, когда существенная составная часть знака представляет собой воспроизведение такого общеизвестного знака или имитацию, способную вызвать смешение с ним.

Поэтому нет ничего необычного в том, что правообладатель должен доказать степень известности товарного знака в стране, в которой испрашивается охрана товарного знака в качестве общеизвестного. В этом вопросе Китай следует общемировой практике. Что касается миллионов и миллиардов общественности – достаточно открыть Положения «О признании и защите общеизвестных товарных знаков» (Приказ Главного государственного управления торгово-промышленной администрации № 3-2003) :

Соответствующим сегментом общества считаются потребители товаров (услуг), однородных с товарами (услугами), для обозначения которых используется товарный знак, производители однородных товаров (услуг), поставщики сопутствующих услуг, а также поставщики товаров (услуг) и их сотрудники, занимающиеся реализацией однородных товаров.

В заключение желаю Константину самостоятельно разобраться, в чем разница между арбитражем и арбитражным судом, кто кому подведомствен – Китайская международная торговая палата Китайской международной экономической и торговой арбитражной комиссии (CIETAC) или наоборот. А вот с последним абзацем соглашусь полностью:

Практика неумолимо свидетельствует, что с самого дня зарождения конфликта, чем больше действий вы совершаете без профессиональной поддержки и консультации, тем больше убытков и ошибок получится в результате, а к моменту обращения к юристу ситуация оказывается зачастую более запутанной и непредсказуемой, чем в начале. Но это не исключает, а напротив делает обязательным знакомство каждого, кто решил так или иначе «ввязаться» в бизнес по-китайски, с основными положениями китайского законодательства, хотя бы в сфере экономической и гражданского права.

 

Автор

Павел Бажанов

Павел Бажанов

Партнер компании SBF Group, автор двух книг о законодательстве КНР. Павел Бажанов занимается юридическим сопровождением российского бизнеса в Китае.

Все записи автора